Красные фурии

К 100-летию Красного террора: Женское лицо революции

100 лет назад, в сентябре 1918 года российские коммунисты развязали Красный террор. По своим масштабам и жестокости мало что в мировой истории может сравниться с этой репрессивной кампанией, последствия которой наша страна ощущает до сих пор.
 Красные фурии
Революция выплеснула на поверхность всё то низменное, что в мирное время таится на самом дне социума. «Кто был ничем, то станет всем» – этот большевистский лозунг в буквальном смысле преобразил жизнь вчерашних преступников и психопатов.
Те, кто в годы общественно-политической стабильности тешился мелкими бытовыми издевательствами над ближними или истязал бездомных кошек, неожиданно получили власть и оружие. И неудивительно, что в годы Красного террора особенно ярко «проявили» себя люди с садистскими наклонностями.

 Красные фурии

Публичное изуверство распоясавшихся «красных».


Страшнее всего, что среди палачей, истязавших и собственноручно убивавших людей, было немало представительниц прекрасного пола. Ничего более противоестественного, казалось бы, вообразить себе невозможно. Но факты упрямы: известны сотни примеров, когда существо, которому самой природой уготована светлая миссия любви, добра и материнства, с удовольствием пытает и расстреливает, превосходя в изощрённости коллег-мужчин.
В этом проявляется вся противоестественная природа социальных экспериментов, которые проводили над Россией коммунисты. Вот лишь несколько наиболее известных примеров.

Палач русского Крыма

Пожалуй, самая знаменитая из большевистских фурий – Розалия Землячка (Залкинд), вошедшая в историю благодаря крымским событиям 1920 года.

 Красные фурии

«Группа товарищей». Розалия Землячка рядом с Надеждой Крупской.


После поражения остатков Белой армии, ответственный секретарь Крымского обкома партии Землячка заявила, что полуостров необходимо очистить от 300 тысяч «белогвардейских элементов». Для тех, кто не успел или не захотел эвакуироваться, наступил настоящий ад, талантливо описанный в романе Ивана Шмелева «Солнце мертвых». Несмотря на обещанную амнистию, в Крыму начались массовые расстрелы пленных солдат и офицеров, членов их семей, представителей интеллигенции, дворянства и просто подозрительных для новой власти лиц.
 Красные фурии
Неизвестно, из экономии ли патронов или в силу садистской натуры Землячки, но тысячи приговоренных по ее приказу были погружены на баржи и утоплены в море. Всего под руководством Землячки было уничтожено около 100 тысяч человек.
Примечательно, что Землячку боялись даже свои. Вот как описывает ее один из современников: «Землячка – крайне нервная и больная женщина… Не нужное ни к чему нервничание, слишком повышенный тон в разговоре со всеми почти товарищами, чрезвычайная требовательность… незаслуженные репрессии ко всем, кто имел хотя бы небольшую смелость «сметь своё суждение иметь» или просто «не понравиться»… Буквально все работники дрожали перед ней, не смея ослушаться её хотя бы самых глупых или ошибочных распоряжений».

Вся в коже, с маузером на боку

Ярко вошла в революцию вчерашняя курсистка Фрума Хайкина в станции Унеча. Она была женой известного красного военачальника Николая Щорса. Фрума ходила в кожаной куртке и в кожаных штанах, всегда в сопровождении подчиненных ей китайцев и с маузером на боку. Оружие дамочка пускала в ход часто и с удовольствием. С необычайной легкостью отдавала расстрельные приказы. Стоило ей увидеть «чуждое настроение» белогвардейца или представителя буржуазии, как эта невысокая, худенькая девушка приказывала: «Расстрел!» И китайцы приводили приговор в исполнение немедленно.
 Красные фурии
Дошли до нас и более пикантные воспоминания. «Хая в кожаных штанах» – так именовали ее в глаза и за глаза — вершила судьбы обывателей Унечи, сидя на крыльце дома, отведенного под штаб ЧК. «Все ее слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает: сидит на крылечке, тут судит, тут и расстреливает», — передает рассказ очевидца в своих воспоминаниях писательница Надежда Тэффи.
 Красные фурии
И дальше: «И ни в чем не стесняется. Я даже не могу при даме рассказать… Ну, одним словом, скажу, что самый простой красноармеец иногда от крылечка уходит куда-нибудь себе в сторонку. Ну, так вот, эта комиссарша никуда не отходит и никакого стеснения не признает…»

Петроградская расстрельщица

Одной из самых титулованных коммунистических женщин-палачей была Варвара Яковлева, до революции работавшая преподавателем. Неизвестно, какая судьба ждала бы эту женщину, не случись революции. Но братоубийственная Гражданская война высоко вознесла хорошо образованную купеческую дочь: Яковлева была назначена заместителем, а затем главой Петроградской чрезвычайной комиссии, при правительстве Северной области (куда входила территория современной Ленинградской области).
 Красные фурии
Этот пост не требовал от нее личного участия в экзекуциях. Но по ряду свидетельств Варвара не гнушалась «ручного труда»: она лично убила множество «врагов революции». По утверждению нидерландского дипломата Виллема Аудендейка, Яковлева отличалась нечеловеческой жестокостью.

 Красные фурии


В.Яковлева. В 1922-1929 гг. работала с Н.Крупской. Расстреляна в тюрьме в сентябре 1941-го.


Участие Яковлевой в терроре подтверждают расстрельные списки, публикуемые за ее подписью в октябре-декабре 1918 года в газете «Петроградская правда».

Евгения Бош: гроза пензенских крестьян

«Отличилась» на ниве террора и дочь немецкого переселенца и бессарабской дворянки Евгения Бош, которая в 1918 году возглавила пензенский комитет партии. Главной задачей «текущего момента» было изъятие хлеба у местного крестьянства.

 Красные фурии

Фигура одной из «красных фурий» на пропагандистском конверте СССР, 1970-е


Фигура одной из «красных фурий» на пропагандистском конверте СССР, 1970-е
Землепашцы отдавать зерно не спешили, прятали его, где могли, и то и дело поднимали восстания против «народной власти». При подавлении мужицких бунтов Бош проявляла прямо-таки звериную жестокость. Коллег, не проявлявших твердости при уничтожении врагов советской власти, она называла слабаками и обвиняла в саботаже.
 Красные фурии

Е. Бош


Историки сходятся во мнении, что Бош была психически нездорова и сама всеми способами провоцировала крестьянские выступления для последующих показательных расправ.

Садистки, проститутки, лесбиянки

Весьма широкой известностью в годы Красного террора пользовалась одесситка Вера Гребенщикова, также известная как Дора. По данным ряда исследователей, эта женщина собственноручно запытала и расстреляла 700 человек.
 Красные фурии
Дора проявляла себя как садистка, наслаждаясь многочасовыми страданиями своих жертв. Есть сведения, что со своих жертв она сдирала кожу, выдирала им ногти, ломала кости. Подручной у Доры была ее любовница – юная проститутка Сашка, на счету которой примерно 200 жизней.
 Красные фурии
В гомосексуальных связях была замечена и другая женщина-палач Роза Шварц – киевская проститутка, которой коммунисты вручили «карающий меч революции». Вместе со своей подругой Верой она придумывала самые изощренные способы издевательства над «контрреволюционными элементами». Смерть для многих «контриков» была желанным избавлением от мук.
 Красные фурии
Перечень красных фурий можно продолжать долго. Бесконечно можно описывать зверства большевиков обоих полов. Но, право, не хочется. И так понятно, насколько уродливым может быть женское лицо Революции.

Навигация по записям