Крым: возвращение домой

Четыре года назад началась Крымская весна. Не допустив массового кровопролития на родной земле, крымчане сделали свой исторический выбор – на референдуме проголосовали за вхождение полуострова в состав Российской Федерации.
 Крым: возвращение домой
В условиях тотальной информационной войны, развернувшейся против России, на поверхность всплыла масса исторических фальсификаций. Ангажированные «эксперты», безбожно перетасовывая и извращая факты прошлого, сознательно предают забвению историю русского, российского Крыма. Между тем, история эта крайне интересна и поучительна.

«Русский остров»: загадочная тмутаракань

История русского Крыма уходит в глубину веков. Русская государственность появилась на полуострове еще в XI веке. О существовавшем в Крыму древнерусском Тмутараканском княжестве мы знаем из летописей, а также из поэмы «Слово о полку Игореве». Но по гамбургскому счету любой факт, содержащийся в письменных источниках, должен подкрепляться данными археологии. И эти данные у нас есть.

О том, что летописцы и гениальный автор «Слова» не взяли крымское княжество «с потолка», свидетельствует уникальная археологическая находка, сделанная еще в XVIII веке – так называемый Тмутараканский камень. Эта мраморная плита с высеченной на ней кириллической надписью одновременно является древнейшим свидетельством проведения гидрографических работ на Руси. Надпись гласит: «В лето 6576 (1068 от Рождества Христова) … Глеб князь мерил море по льду от Тмутаракани до Корчева – десять тысяч и четыре тысячи сажен». Корчевым на Руси называли город Керчь, а Тмутаракань – не что иное как Тамань. Таким образом, князь Глеб Святославич, проводя топографическое исследование местности, измерял расстояние между Таманским и Керченским полуостровами примерно там же, где спустя почти тысячу лет потомки древних русичей начнут возводить Крымский мост.

Есть и другие археологические свидетельства, подтверждающие существование древнерусского княжества на территории Крыма и Таманского полуострова. Например, учеными была найдена накладка на лук со знаком Рюриковичей. Судя по всему, оружие принадлежало брату Ярослава Мудрого, знаменитому тмутараканскому князю Мстиславу Владимировичу – тому самому, что прославился своим единоборством с касожским князем Редедей.

Среди наиболее интересных археологических объектов – собственно, руины Тмутаракани (Тамани) – крепости, являвшейся военно-административным центром княжества. Толщина стен в ней достигала почти 8 метров. Среди развалин найдено множество фрагментов славянской керамики. В столице княжества были мощёные улицы, каменные здания, некоторые – с мраморной облицовкой.

Множество древнерусских артефактов найдено и на территории Корчева (Керчи). Не исключено, что свое название город, построенный на месте древнегреческой колонии Пантикапей, получил от русского слова «корча» – кузница. Это может свидетельствовать о том, что в городе располагался металлургический центр княжества. На месте Корчева обнаружены свинцовые печати наместника князя по имени Ратибор. Кроме того, там было найдено множество монет Тмутараканского княжества. В могилах жителей города археологи обнаружили новгородские бусы. Подобные украшения находят в Судаке. Одной из важнейших задач крымских археологов является поиск города Руска, упоминаемого в арабских источниках.

В те далекие времена соседи называли Тмутаракань «русским островом». Действительно, княжество на политической карте того времени выглядело именно островом – между ним и другими русскими княжествами находилось Дикое поле – степь, в которой кочевали разные народы – торки, берендеи, печенеги, половцы. Между тем, Тмутараканское княжество было многонациональным: жили там, кроме русов, хазары, греки, армяне, евреи, готы, касоги и аланы (предки нынешних осетин), а еще – загадочные тавры или тавроскифы, давшие одно из названий полуострову – Таврида.

В конце XII столетия территория княжества переходит под контроль православной Византии. Однако русское население продолжало проживать в Крыму и в дальнейшем – вплоть до монгольского нашествия XIII века.

Куда едет собака крымский царь?

Попав под власть Золотой Орды, Крым надолго вышел из-под русского влияния. После распада Орды полуостров оказался в составе образованного на ее руинах Крымского ханства, попавшего в вассальную зависимость от Османской империи. На протяжении веков с территории Крыма на Русь осуществлялись разорительные набеги. «Набеговое хозяйство» наряду с торговлей было основой экономики ханства. Главной добычей в походах был «ясырь» – невольники. Работорговля на полуострове процветала. Большинство пленников продавалось в Турцию, где рабский труд широко использовался на галерах и в сфере строительства.

Для Московского царства Крым был постоянной угрозой. В тяжелейшем для воевавшей на два фронта Руси 1571 году хан Девлет-Гирей дошел до Москвы и сжег ее. Однако в следующем, 1572 году русским удалось наголову разбить многотысячную армию хана и надолго обезопасить свои южные границы. Именно об этом событии повествует старинная песня XVI века, широко известная в наше время благодаря пьесе Михаила Булгакова и снятому по ней фильму «Иван Васильевич меняет профессию».

А не сильная туча затучилася,
А не сильные громы грянули:
Куда едет собака крымский царь?
А ко сильному царству Московскому.

Это был не заурядный набег, а глобальная стратегическая инициатива: в песне поется о том, что хан намеревался оккупировать территорию Московского царства, а захваченные города – Владимир, Суздаль, Звенигород, Рязань – раздать своим родственникам и мурзам. И это были не оторванные от реальности мечтания: по меркам того времени у хана была прямо-таки гигантская армия. В походе участвовали 7 тысяч турецких янычар и более 80 тысяч крымцев и ногайцев – практически все мужское население полуострова. Союзниками хана выступили поляки. Всего на Москву двинулось 120 тысяч вооруженных людей. Когда до города оставалось всего 50 километров, 20-тысячное русское войско в битве у села Молоди, используя передовые военные технологии того времени (например, передвижная крепость «гуляй-город»), рассеяло эту грозную силу, перебив множество вражеских военачальников и порубив практически всех янычар. В сече погибли сын, внук и зять самого Девлет-Гирея. В Крым вернулись всего 10 тысяч человек. В результате этой победы нападения на Русь прекратились почти на 20 лет. Русское государство смогло выстоять и сохранить свою независимость. Но до полной победы над Крымским ханством тогда было еще далеко. Вплоть до времен Петра Великого Русь платила «поминки» крымским ханам и подвергалась постоянным набегам.

Жемчужина в короне Империи

Проблему постоянной крымско-турецкой агрессии в дальнейшем пытались решить многие российские государи. К выгодному для России перемирию привели азовские походы Петра Первого. Успешные рейды на полуостров были совершены в царствование его племянницы Анны Иоанновны. После взятия войсками императрицы ряда крымских городов и в результате возникшей на полуострове эпидемии холеры Крымское ханство навсегда лишилось былой мощи и отныне могло выступать только как марионетка Турции.

По-настоящему «закрыть» крымский вопрос удалось только Екатерине Великой. После русско-турецкой войны 1768-1774 годов по условиям Кючук-Кайнарджийского мира Крым стал независимым государством. Россия и Турция обязались не вмешиваться во внутренние дела ханства и вывести оттуда свои войска. Но вскоре грянула новая война с Портой. В 1783 году Российская империя завоевывает территорию Крымского ханства и годом позднее образует в крымской части занятых территорий Таврическую область. Принадлежность Крыма Российской империи была окончательно признана Османской империей после русско-турецкой войны 1787-1791 годов.

Прекращение крымско-ногайских набегов на южные рубежи России способствовало развитию края и освоению плодородных черноземных земель Дикого поля – причерноморских степей, вошедших в состав Российской империи под названием Новороссия.

Екатерина сделала очень многое для всестороннего развития Таврической области, впоследствии, в результате недальновидной национальной политики большевиков, оказавшейся в административных границах УССР. Недаром украинские националисты еще до Майдана 2013 года неоднократно пытались уничтожить памятник императрице в Одессе. Монумент, посвященный русской царице, – слишком неприятное напоминание о той прогрессивной роли, которую сыграла Россия в освоении Причерноморья. Не только Одесса, но и множество других российских городов – например, Симферополь, Севастополь, Тирасполь, Григориополь, обязаны своим появлением Екатерине Великой. Называя новые города на греческий манер, императрица подчеркивала преемственность России по отношению к Византии и далее – к античной Элладе. Крым, некогда являвшийся древнегреческой колонией, стал нашей внутренней, российской Грецией.

При российских императорах Крым превратился в главный курорт империи. Крымское побережье стало излюбленным местом отдыха русской аристократии и августейших особ. Здесь строились пышные дворцы, дачи, разбивались сады и виноградники. Своими масштабами и архитектурным великолепием выделялись Воронцовский дворец в Алупке и царский дворец в Ливадии. На вершине мыса Ай-Тодор эффектно разместилось «Ласточкино гнездо», ставшее одним из символов русского Крыма.

Земля с русской судьбой

С Крымом связаны как героические, так и трагические страницы российской истории. Великие крымские победы екатерининских стратегов Румянцева, Суворова, Потемкина, оборона Севастополя в годы Крымской войны, описанная молодым Львом Толстым в его «Севастопольских рассказах», – все это вросло в нашу историческую память.

Именно этому прекрасному краю было суждено стать последним оплотом Русской армии, отступавшей под натиском большевиков в 1920 году. Крымский берег был последней российской территорией, которую видели в своей жизни тысячи вынужденных спасаться бегством от Красного террора. А тех, кто остался на полуострове, ждала страшная участь: несмотря на официальные обещания амнистии бывшим белогвардейцам, свою смерть они встретили в подвалах ЧК. Повторился кошмар 1917-1918 годов, когда в охваченном смутой Севастополе творились массовые самосуды, матросы сотнями «выводили в расход» офицеров и «буржуев».

По окончании Гражданской войны Крым вернул себе роль курортной Мекки. «Всесоюзной здравницей» называла его официальная пропаганда. Развитие полуострова продолжилось. Строились санатории, дома отдыха.

Еще один героический и одновременно трагический эпизод в истории русского Крыма – оборона Севастополя в годы Великой Отечественной войны. Снова, как и столетием раньше, город русских моряков стал ареной ожесточенных боев. После длительного сопротивления Севастополь был оставлен, но у своих стен город-крепость надолго сковал значительные силы противника, нанеся атакующим войскам большой урон.

Обильно политая народной кровью крымская земля священна для всех, чья родина – Россия. И если включение полуострова в состав УССР в границах единого Советского Союза имело формальный характер, то после распада СССР и образования независимой Украины «уход» Крыма из России многими был воспринят болезненно. Мечта о том, что солнечная Таврида когда-нибудь снова вернется домой, выглядела утопией. Но реальность превзошла ожидания.

Конечно, русский Крым!

Крым – это не просто территория. О ментальном значении Крыма для России и о том огромном месте, которое занимает Таврида в контексте русской культуры, можно говорить долго, вспоминая Пушкина, Толстого, Чехова, Мандельштама, Куинджи, Репина, Айвазовского. Особую роль в культурной жизни русского Крыма сыграл поэт Максимилиан Волошин, поселившийся в Коктебеле и создавший там своего рода заповедник художественной культуры, ставший центром притяжения талантов и умов со всей России. И сегодня в Коктебель, в дом-музей Волошина круглый год съезжаются поэты, художники, музыканты, там проводятся фестивали и творческие вечера.

У ленинградского поэта Александра Кушнера есть замечательное стихотворение. Привожу текст целиком.

Конечно, русский Крым, с прибоем под скалою,
С простором голубым и маленькой горою,
Лежащей, как медведь, под берегом крутым.
Конечно, русский Крым, со строчкой стиховою,
И парус на волне, и пароходный дым.
Конечно, русский Крым. Михайлов и Праскухин,
Кого из них убьют в смертельной заварухе?
Но прежде чем упасть, — вся жизнь пройдет пред ним,
Любовь его и долг невыплаченный, — глухи
И немы, кто убит. Конечно, русский Крым.
И в ялтинском саду скучающая дама
С собачкой. Подойти? Нехорошо так прямо.
Собачку поманить, а дальше поглядим…
Случайная скамья, морская панорама,
Истошный крик цикад. Конечно, русский Крым.
Конечно, Мандельштам, полынь и асфодели.
И мы с тобой не раз бывали в Коктебеле,
И помнит Карадаг, как нами он любим
На зное золотом. Неужто охладели
Мы, выбились из сил? Конечно, русский Крым.

Андрей Болдин

Навигация по записям